?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Порой бывает, что в частных архивах встречаются отдельные фото или подборки с неожиданной стороны иллюстрирующие и дополняющие "голые" тексты или публикации. Вот и в данном случае прекрасную статью адмирала Костева, о эпическом перегоне большой группы  кораблей и ПЛ с Северного флота на Тихоокеанский,  отлично дополняют фото, сделанные кем-то из зазимовавших в 1956-57гг на Колыме экипажей лодок 613го проекта.
На что стоит обратить внимание
1. Все лодки 613 проекта, представленные на фото, относятся к ранним выпускам с артустановкой 2М-8.
2. Гидросамолет, заснятый в 1956м году на Диксоне есть ни что иное как КМ-2 из ПА ГУСМП, т.е. ремоторизованный отечественными двигателями АШ-82ФН ленд-лизовский "Номад"(УПА ГУСМП свои пригнала в 1944м)..
3. Любые запреты, даже при проведении "суперсовсемсекретныхоперацийособойважности", всегда компенсируются(сводятся на нет) пофигизмом и разгильдяйством личного состава.


Контр-адмирал Георгий Костев
КАК ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ НА КОЛЫМУ ПОПАЛИ

До Великой Отечественной войны по Северному морскому пути (СМП) прошла всего одна подводная лодка (было это в 1936 году). С конца 40-х такие переходы стали системой, а начиная с 1955 года с Северного флота на Тихоокеанский двинулись целые соединения (бригады подводных лодок и дивизионы надводных кораблей).
   До середины 50-х каждую подводную лодку перед плаванием в полярных льдах обшивали «шубой» из досок. Но когда однажды в 1949 году одну из лодок обшить забыли, весь отряд в составе трех подводных лодок не сумел прорваться сквозь тяжелые льды и был вынужден зимовать в порту Амбарчик в устье Колымы.
   К 1956 году военно-морское начальство убедилось, что «шуба» существенно снижает скорость перехода, и постановило послать сразу четырнадцать лодок без всякой обшивки. Была сформирована 8-я отдельная бригада подводных лодок, которая вошла в состав экспедиции особого назначения с порядковым номером 66.
  ЭОН-66 стала самым крупным мероприятием подобного рода за все время переходов по Северному морскому пути. В составе экспедиции оказалось сразу 45 кораблей различного класса, в том числе два крейсера («Александр Суворов» и «Адмирал Лазарев»), пять сторожевых кораблей, двенадцать больших охотников, новый танкер финской постройки «Конда», а также отряд транспортов. Командиром ЭОН-66 был назначен контр-адмирал В. А. Пархоменко, а командиром 8-й бригады — капитан 1-го ранга В. С. Каменский. Первый из названных флотоводцев накануне был отстранен от командования Черноморским флотом после памятного многим взрыва под линкором «Новороссийск», унесшего жизни 607 человек, и понижен в звании с вице-адмирала до контр-адмирала.
   Переход ЭОН-66 начался в воскресенье 15 июля 1956 года. В пять часов утра 8-я бригада была поднята по боевой тревоге; к 8.30 все 14 подводных лодок (в том числе и С-219, которой я в то время командовал) поочередно отошли от пирсов Екатерининской гавани. Впереди двухколонного строя следовал транспорт «Ленинск-Кузнецкий» с командиром бригады на борту.
   Уже на вторые сутки перехода температура воздуха за бортом снизилась с десяти до трех градусов тепла. Когда 18 июля бригада вошла в Карские ворота, над морем завис густой туман, берега не просматривались вовсе. В ночь на 19-е вышли в Карское море: волнение достигало 7 баллов; офицеры и матросы вынуждены были нести вахту на мостиках подводных лодок, облачившись в легководолазные костюмы.

Карское море

01 ЭОН 66 1956 Карское море копия.jpg

Температура воздуха упала до нуля. Холодные волны заливали вахтенных с ног до головы. Положение кораблей приходилось определять только по радиопеленгам. 21 июля вся ЭОН в составе 45 вымпелов собралась на рейде порта Диксон.

Диксон

03 ЭОН 66 1956 Диксон катер копия.jpg

34 ЭОН 66 1957 б Аварийная копия.jpg

Начало похода обнадеживало — за 125 ходовых часов подводные лодки прошли более 1100 миль со средней скоростью 9 узлов. Предстоял самый тяжелый и продолжительный этап перехода — от Диксона до бухты Провидения. На рейде Диксона застряли, и надолго.

Диксон

04 ЭОН 66 1956 Диксон Н-342 КМ-2 копия.jpg

На подводных лодках кончились свежий хлеб и мясо, требовалась дозаправка топливом. Лодки поочередно подходили к танкеру «Волхов» и пополняли свои запасы. При стоянке у борта танкера подводникам удавалось помыться в бане и побывать на надводных кораблях. Там была другая, красивая жизнь: регулярная баня, чистое постельное белье, вдоволь пресной воды и свежего хлеба, кино и все условия для спокойного сна. Все это напрочь отсутствовало у подводников. Прошло две недели, а ветер не менялся. Корабли стояли у Диксона, выжидая погоду.

Диксон

05 ЭОН 66 1956 Диксон копия.jpg

В отсеках подводных лодок царило уныние. На верхней палубе шириной в метр матросы и офицеры с любопытством разглядывали морды тюленей, то и дело возникавшие прямо у борта. Особенно огорчала отрывочная информация с трассы, перехваченная нашими радистами. Затерло льдами у Таймыра сильнейшее ледокольное судно — дизель-электроход «Лена». Ледокол «Сибиряков» согнул себе руль на 25 градусов и ушел в Мурманск. Отряд транспортов остановился севернее архипелага Норденшельд, при этом транспорт «Псков» получил пробоину от сжатия льдов. А самое главное — навигация по Севморпути считалась возможной до 25 сентября, а на календаре уже значилось 17 августа. И пройдена лишь треть пути!
  Каждый день корабли готовились к выходу, и неизменно звучала команда: «Отставить!» Правда, спустя какое-то время надежда все же затеплилась. Таймырский массив стал проходимым, но дальше на восток — сплошной лед... Нужны ледоколы; их мало, да и мощности маловато для оперативной проводки 45 вымпелов.
  И все же наконец прозвучало: «Вперед!».

Диксон

06 ЭОН 66 1956 Диксон уходим копия.jpg

Бухта Михайлова

07 ЭОН 66 1956  б Михайлова 2 копия.jpg

08 ЭОН 66 1956  б Михайлова копия.jpg

В полдень 31 августа крейсера и подводные лодки вошли в пролив Вилькицкого при видимости всего полкабельтова из-за плотного тумана.
Пролив Вилькицкого

09 ЭОН 66 1956 пролив Вилькицкого 01 копия.jpg
Обстановка усложнялась ежечасно. Приходилось даже ложиться в дрейф: прямо по курсу вырастали целые горы высотой 10—15 метров, а под водой и того больше. Выручили ледоколы.

Пролив Вилькицкого

10 ЭОН 66 1956 пролив Вилькицкого 02 копия.jpg

Они искали обходную дорогу в сплошном поле битого льда, обходя плавающие глыбы площадью в 100—150 квадратных метров. В получавшиеся таким образом щели между глыбами протискивался узкий корпус подводной лодки.

Пролив Вилькицкого

11 ЭОН 66 1956 пролив Вилькицкого 03 копия.jpg

13 ЭОН 66 1956 пролив Вилькицкого 05 копия.jpg

Скорость была невелика, но временами лодки шли хорошим 8-узловым ходом по ледяному каналу, проложенному ледоколом либо крупным надводным кораблем.

Пролив Вилькицкого

14 ЭОН 66 1956 пролив Вилькицкого 06 копия.jpg


15 ЭОН 66 1956 пролив Вилькицкого 07 копия.jpg

К 6 сентября ЭОН во что бы то ни стало надлежало добраться до Певека, иначе вся экспедиция почти застревала во льдах. К головным кораблям армады подошел «Ермак».
Пролив Вилькицкого

12 ЭОН 66 1956 пролив Вилькицкого 04 копия.jpg

16 ЭОН 66 1956 пролив Вилькицкого 08 копия.jpg

Этот мощный ледокол возглавил движение всего каравана. Дальнейший путь лежал сквозь 20-мильную перемычку в море Лаптевых и потом по маршруту между островом Фаддеевский и берегом — всего в полутора милях от побережья.
6 сентября подводные лодки во главе с транспортами «Ленинск-Кузнецкий» и «Анадырь» подошли к Айонскому ледяному массиву. Справа по борту — Певек, в направлении которого смутно просматривались горы, окутанные туманом. Дул сильный встречный ветер. Прямо по курсу на востоке низко нависали темные рваные тучи. Лед становился все плотнее. К нашему несчастью, все шесть ледоколов («Молотов», «Микоян», «Каганович», «Муромец», «Воронин» и «Чукотка») работали в проливе Лонга, вызволяя из ледового плена транспорты. И все же бригада подводных лодок продвигалась дальше.
  Вскоре повалил густой снег и усилился северный ветер. Началось медленное движение ледяных полей к берегу. Лодкам то и дело приходилось менять места якорных стоянок. Зазевайся кто либо из командиров, и обрыв якорной цепи гарантирован. В полдень 10 сентября наконец-то дали команду начать движение. Но вокруг уже стоял сплошной семибалльный лед. Шедший впереди ледокол «Молотов» штурмовал ледяные поля, которые из-за усиления ветра становились все плотнее и плотнее. За восемь часов удалось пройти всего 12 миль. Не лучше обстояли дела и у надводных кораблей. Правда, крейсер «Суворов» с двумя большими подводными лодками проекта 611 (в 8-й бригаде были две такие лодки и еще 12 средних, проекта 613) выбрались из пролива Лонга на меридиан восточной оконечности острова Врангеля. Но и этим счастливчикам до заветного Чукотского моря было еще далеко. Другим повезло меньше. Семь больших охотников из 12 и два сторожевых корабля из 5, следовавшие за крейсером «Адмирал Лазарев», получили повреждения. На некоторых из пострадавших кораблей появилась течь в корпусах. Один оказался на грани большой беды. От сжатия льда он накренился на 28 градусов. Всем на корабле казалось, что он вот-вот ляжет на борт. Треск от сжимающихся льдин предвещал еще большие неприятности: ожидали, что корабль будет раздавлен. Экипажу пришлось сойти на лед и подрывать льдины вокруг корпуса судна. Вскоре корабль удалось спрямить, а личный состав — вернуть на борт. Заметим, что бедствующим судам помогали четыре ледокола, а над «Лазаревым» непрерывно кружил вертолет, подсказывая курс. Стало ясно, что двенадцати лодкам за одним ледоколом не пройти никак.
   Капитан 1-го ранга Каменский принял решение идти к берегу в район Певека. «Молотов» ушел вперед, а подводные лодки во льду сплоченностью 4—5 баллов и толщиной до трех метров пробивались вслед за ним. 12 сентября все 12 лодок стали на якорь у острова Роутан вблизи Певека. Берег почти не просматривался из-за непрерывных снежных зарядов. Пока стояли на якоре, из Москвы пришел суровый вердикт: средние подлодки 8-й бригады оставить зимовать, а четыре из них отправить назад в Полярный (им предстояло повторить переход в 1957 году).
Местом зимовки для восьми остающихся лодок определили поселок Нижние Кресты в устье Колымы. От Певека туда предстояло идти 200 миль морем и еще 60 вверх  по Колыме.

Певек-Колыма

17 ЭОН 66 1956 Певек-Колыма копия.jpg

Командиров лодок беспокоило только одно: как пройти по Колыме непосредственно к месту зимовки. Имелись карты, но с промерами 1935 года. Однако и устаревшие данные радовали мало: глубины в протоке, где предполагалась зимовка, были менее осадки подводных лодок. И все же иного выхода не было.

ЭОН-66 или "... будете у нас на Колыме..." Ч.2

Profile

zaika70
zaika70

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel